Возобновляемые источники энергии стали одной из самых обсуждаемых тем мировой экономики в последние пару лет. В Европе активно принимается законодательство, облагающее ввозными пошлинами товары, при производстве которых оставлен большой углеродный след. Развитие «зеленой» энергетики перестало быть следованием моде и превратилось в жизненную необходимость для экономики. О том, что происходит в данной сфере в России, «Известиям» на полях ПМЭФ рассказал заместитель министра энергетики Павел Сниккарс.

«ВИЭ смогут конкурировать без поддержки государства»
— Насколько нам известно, правительство скорректировало программу поддержки «зеленой» энергетики. В чем суть изменений?
— Вы правы, вчера или уже сегодня опубликовано распоряжение, в котором определены основные экономические параметры второй программы поддержки возобновляемых источников энергии. Ее объем — 360 млрд рублей до 2035 года. Ранее выходило постановление правительства, определяющее принципы отбора, но мы сейчас поменяли подходы. Будем торговаться по поставочной цене на электроэнергию, чтобы эта генерация на возобновляемых источниках работала и возврат дохода получала только в случае, если они не выдают «зеленые» киловатты непосредственно потребителям.

— Есть ли шанс, что энергетика возобновляемых источников в России будет конкурентоспособной?
— Мы ожидаем всё-таки, что тенденции снижения стоимости строительства ветряных и солнечных станций будут сохраняться. Мы рассчитываем, что получим порядка 6–7 ГВт мощностей на возобновляемых источниках к концу завершения этой программы. Ну и надеемся, что паритет цен выйдет на ту планку, когда ВИЭ без поддержки государства будет конкурировать с традиционными источниками генерации.

— Повлияла ли на развитие этого сектора эпидемия коронавируса?
— Я выскажу свою точку зрения. Пандемийный год, бесспорно, оказал свое негативное воздействие на проведение работ. Когда вводились ограничения на передвижение между разными субъектами РФ и иностранными государствами, сложности были только с точки зрения строительства. Инвестиции и общий интерес они никаким образом не ограничили.

— Может ли дать развитие ВИЭ толчок для российской промышленности в части освоения связанных с «зеленой» энергетикой технологий и снижения зависимости от импорта в этой сфере?
— В России есть достаточно крупные игроки, которые вложили большое количество средств в локализацию производства на нашей территории. Программа поддержки ВИЭ действует именно для тех производств, которые ведутся по установленным Минпромторгом и утвержденным правительством правилам. Мне кажется, интерес максимально высок, и то жаркое обсуждение, которое мы проводили на площадке Минэнерго, как раз это наглядно демонстрирует. Инвесторы считают, что им не хватает еще немного помощи, чтобы пойти в свободное плавание и выйти уже на экспортные рынки. Хотя небольшие первые поставки нашего оборудования за рубеж уже ведутся. Мы надеемся, что они будут только расти. Для этого и существует наша программа поддержки. Чтобы обеспечить такую важную вещь, как доступность технологий. Чтобы не только вырабатывали «зеленые» киловатт-часы на территории России, но и поставляли это оборудование в прочие страны. Это будет оценка того, что оборудование, произведенное с нашими методами поддержки, востребовано, действительно высокотехнологично и его признает мир.

«Скорость принятия решений в пандемию увеличивается во всей экономике»
— Как российская энергетика в целом пережила период пандемии?
— Вы знаете, в пандемийный год нам показалось, что скорость принятия решения максимально увеличивается во всех сферах экономики. Электроэнергетика — более консервативная отрасль. Мы понимаем, что отвечаем за надежность энергоснабжения, которое обеспечивает в числе прочего качество жизни населения. Свет и тепло в домах были постоянно без всяческих перебоев. Я думаю, инвесторы переосмыслили свои подходы и с точки зрения строительства объектов, и с точки зрения обеспечения рабочей силы. Многие страны признали эти обстоятельства форс-мажорными и разрешили своим компаниям не исполнять эти обязательства, в том числе и поставки тех или иных комплектующих в другие страны. Еще раз повторю, это изменило подход к принятию решения к процессу, но не изменило их желания вкладываться в эту сферу бизнеса и продолжать ее развивать.

— Велик ли был спад потребления электроэнергии в прошлом году?
— Бесспорно, в пандемийный год произошло снижение электропотребления на 2–3%. Ясно, что с учетом тех мер, которые вводились, население потребляло больше, а прочие потребители — меньше. Рост потребления со стороны населения не компенсировал спад в других сферах, в частности на предприятиях. Но электроэнергетика работала, работает и будет работать 24 часа в сутки и семь дней в неделю, бесперебойно обеспечивая нужды нашей экономики и качество нашей жизни как простых жителей.

— А когда произойдет возвращение объемов генерации к докризисным показателям?
— Мы считаем, что к концу 2021 года мы выйдем на этот уровень. На сегодняшний момент мы в электропотреблении идем на 7% выше показателей 2020 года. Надеюсь, что к концу 2021 года выровняемся и, может быть, исходя из возможных климатических особенностей, употребим чуть больше. Для нас, бесспорно, это важно, потому что это товарная выручка наших компаний, сетевых и генерирующих. Конечно, мы хотели бы, чтобы потребление увеличивалось с каждым годом.

«У ГЭС и АЭС тоже малый углеродный след»
— А что с законом о сертификации «зеленой» энергии?
— Это наш вклад в ту «зеленую» глобальную мировую повестку, которая связана с большим энергетическим переходом, с той политикой, которая проводится нашими зарубежными партнерами по снижению выбросов CO2 и углеродного следа. Закон касается сертификации происхождения электроэнергии. В очень многих компаниях сейчас востребована эта услуга, они хотят подтверждать, что при производстве их конечного продукта использовалась энергия, которая была произведена на низкоуглеродных источниках.

— Какие предприятия будут подпадать под определение низкоуглеродных?
— Это касается не только солнца и ветра, но также ГЭС и атомных станций — у всех них малый углеродный след. Мы подготовили проект этого закона, и он сейчас находится в правительстве на рассмотрении. Мы ожидаем, что в ближайшее время он будет внесен в Государственную думу, надеемся, что он будет рассмотрен в ходе осенней сессии — здесь всё будет зависеть уже от желания депутатов и сложившихся обстоятельств. На наш взгляд, это очень важный закон для основных потребителей, и мы рассчитываем, что он будет воспринят положительно всем сообществом.

— А каковы критерии отнесения тех или иных мощностей в категорию возобновляемых источников?
— Здесь нужно понимать, что вы подразумеваете под возобновляемыми источниками. Это только ветер, солнце либо что-то еще. Очень странно выглядит подход, когда малые гидростанции ниже 25 МВт являются возобновляемыми источниками, а большие к ним не относятся, хотя используется одинаковая технология воды. Та же самая ситуация с атомными станциями. Мне кажется, что они тоже каким-то образом должны быть востребованы. На мой взгляд, ни Россия, ни весь мир не смогут обойтись в ближайшие 20–25 лет без традиционной генерации на газе. Есть очень перспективные технологии производства электроэнергии на атомных станциях и больших ГЭС. Производство электроэнергии на возобновляемых источниках зависит от погодных условий, и, соответственно, возможны отклонения и резкие колебания.

Но вы же не хотите, чтобы из-за пасмурной погоды у вас погас свет в этой студии или в квартире? Поэтому мы обязаны со своей стороны балансировать энергосистему, и мы понимаем, что роль традиционной генерации будет высока, и нам будет необходимо модернизировать производство электроэнергии в том числе и на газовых станциях. Потому что это наиболее чистое топливо из углеводородных источников, что позволяет снижать выбросы. В любом случае традиционная генерация будет, и ее роль в регулировании энергосистемы и обеспечения надежности снабжения потребителей останется высокой.

— Когда ВИЭ станут доминирующей формой электрической генерации в России?
— Я думаю, что минимум 25 лет основу у нас будет составлять традиционная генерация — в любой энергосистеме. Но для примера, наш российский баланс по выработке электроэнергии достаточно чистый. Порядка 40% всей выработанной электроэнергии вырабатывается на низкоуглеродных источниках — это атомные станции, гидроэлектростанции, а сейчас и технологии энергии солнца и ветра.

— В ВИЭ важно такое направление, как микрогенерация. Как она стимулируется в России?
— Мы недавно приняли закон и подзаконные акты в части развития и поддержки микрогенерации. Простые жители получили возможность устанавливать на своих участках не только возобновляемую, но и любую генерацию в пределах 15 кВт. Они могут производить электроэнергию для собственных бытовых нужд, а остатки продавать (но не более 15 кВт·ч) во внешнюю электрическую сеть и получать за это денежную компенсацию.

«Мы с каждым разом будем умнеть»
— В этом году энергетический сектор ряда стран, к примеру США, пережил трудные времена из-за аномальных климатических явлений. В России возможна такая же ситуация, как в Техасе?
— Это очень серьезный вопрос. Это не связано только с разницей температур. Бесспорно, наши электрические станции проектировались исходя из достаточно большого технического уровня и запаса. Ветровая нагрузка и прочее дают о себе знать, и частота аномальных явлений отражается на работе электроэнергетиков. Мы должны в этом плане готовиться и в части проектирования новых объектов. Я думаю, энергокомпании на сегодняшний день перестраивают свою техническую политику исходя из тех вызовов, которые возникают в связи с такими погодными явлениями.

— А вы чувствуете влияние изменения климата на российскую энергетику?
— Бесспорно, изменения происходят. Для нас сложности всегда возникают при переходе через ноль, при высоких ветровых нагрузках, при циклонах. Приходится быстро устранять аварии. Надеюсь, что мы с каждым разом будем повышать надежность наших энергосистем. Но для этого опять же нужны финансы, нужно стабильное тарифное регулирование сетевых компаний. Не все регулируются, потому что это естественная монопольная организация, и здесь нужно понимать, что эти вызовы требуют дополнительных инвестиций и дополнительных средств на содержание. Вопрос надежности стоит денег, и его необходимо будет решать. Если экономике нужна бесперебойная работа электроэнергетики, то за это нужно платить.

— В России многие недовольны ростом тарифов на электроэнергию. С другой стороны, компаниям не нравится контроль над ценами со стороны государства. Как разрешить это противоречие?
— Есть особенности ценообразования в России. Очень много слышим вопросов по этому поводу, но у нас есть собственная позиция. Начнем с того, что тарифы на электроэнергию для населения регулируются государством, и уровень роста их четко определяется правительством на основе прогноза социально-экономического развития. Он из года в год меняется. Второе, вы видите, что рынок электроэнергии, который сейчас работает в России, не привел к никаким экономическим всплескам при снижении потребления. За рубежом при сокращении производства товаров это отражается на ценах. Бесспорно, многие генерирующие компании об этом говорили и высказывались, но вот это более стабильное ценообразование, которое есть у нас, имеет свои плюсы и свои минусы. В целом этот вопрос находится в ведении Федеральной антимонопольной службы и Минэкономразвития, которое участвует в этом процессе. Мы формируем инвестиционные запросы, в которых, как нам кажется, должны поддерживаться экономические параметры и акцент на реконструкции оборудования, чтобы у нас было меньше аварий и обеспечивалась бы более стабильная работа всех участников энергосистемы.

Известия

Версия для печати

Ранее

18.06.2021 09:02Генераторы не получали от «Россетей» новых предложений по проблеме энергодолгов СКФО

18.06.2021 09:00Энергокомпании не согласны с предложениями "Россетей" по урегулированию долга сбытов

Речь идет, в частности, о распределении средств, полученных от конечных потребителей электроэнергии, пропорционально тарифным решениям

17.06.2021 09:20Три сбыта «Россетей» могут лишиться статуса участников ОРЭМ из-за неоплаты долгов

Наблюдательный совет ассоциации «Совет рынка» на заседании 22 июня рассмотрит вопрос о лишении статусов субъекта рынка трёх энергосбытовых структур «Россети»

15.06.2021 09:00Комбинированный подход «в загоне»

Когенерация – самая эффективная технология производства электроэнергии и тепла –оказалась сегодня самым запущенным сектором в отечественной энергетике

10.06.2021 09:06С Кавказа возврата нет

В апреле – мае структуры «Россетей», выполняющие функции гарантирующих поставщиков (ГП) в проблемных регионах, фактически остановили платежи в пользу генераторов из-за нехватки средств


Контакты

123007, Москва, Хорошевское шоссе, д.32А, Бизнес-центр «Солид-Кама»