Текущая экономическая ситуация заставляет российские власти и бизнес пересмотреть отношение к климатической повестке. Полного отказа от «зеленых» проектов не произойдет, но многие будут отложены.

«Зеленая» тематика, получившая достаточно мощный импульс в докризисное время, в условиях санкций пересматривается. Государство уже предложило бизнесу послабления в отношении экологических стандартов отдельных видов продукции. Так, КамАЗ теперь может вернуться к производству автомобилей на два уровня стандарта Euro назад. Кроме того, власти уже заявляли, что вновь будет увеличивать использование угля на ТЭС, а значит, экономическая повестка сейчас намного важнее «зеленой», говорит аналитик «Фридом Финанс» Владимир Чернов.

В «зеленые» проекты уже вложено много средств и усилий, сворачивать их экономически нецелесообразно, но сроки могут быть пересмотрены в сторону увеличения, считает управляющий директор рейтингового агентства НКР Андрей Пискунов. Он надеется, что послабления в автопроме будут временной мерой, призванной поддержать производителей в краткосрочной перспективе, а в дальнейшем произойдет возврат к прежним нормам.

Туманные ВИЭ-перспективы
Финансирование «зеленых» проектов сокращаться не будет, поскольку оно отвечает глобальным целям России в области «зеленой» экономики, считает исполнительный директор департамента рынка капиталов ИК «Универ Капитал» Артем Тузов. Сроки, по его мнению, будут меняться, поскольку не все оборудование сейчас возможно купить. Европейские поставщики в области ВИЭ отказываются от сотрудничества, поэтому потребуется время для перехода на другое оборудование.

Господин Чернов, напротив, считает, что поддержка со стороны государства может быть сокращена значительно. Хотя на текущий момент речи о приостановке проектов ДПМ ВИЭ не идет: проекты вводятся в эксплуатацию в соответствии с планом. А в период с 24 мая по 9 июня пройдет конкурсный отбор проектов ВИЭ в 2022 году, значит, полностью останавливать данные проекты правительство не собирается, напоминает эксперт.

Одними из ключевых инвесторов в ВИЭ в РФ были «Энел» и «Фортум» — и обе эти компании объявили о желаемом уходе из страны, обращает внимание аналитик ФГ «Финам» Александр Ковалев. При этом компании пока не могут продать даже традиционную генерацию, но заявляют о желании продать весь свой бизнес в России целиком. «Крупные игроки на электроэнергетическом рынке, в частности, "Интер РАО", ГЭХ и "РусГидро", открытого интереса к ВИЭ до настоящего момента не показывали, в связи с чем круг претендентов на ВЭС "Фортума" и "Энел" кажется не таким очевидным»,— замечает аналитик.

Другой момент, по словам господина Ковалева, связан с возможным сокращением господдержки. «Спекуляции на тему возможного снижения финансирования ДПМ ВИЭ идут уже с марта, а приостановка или задержка строительства объектов в рамках программы кажется уже свершившимся фактом. Тот же "Энел" сообщил об отмене строительства Родниковской ВЭС, и, вероятно, подобная тенденция будет наблюдаться в ближайшее время. Виной тому логистические проблемы, уход многих компаний из России (Vestas, Siemens) и взлетевшие цены на комплектующие»,— добавляет он.

Совершенно точно сроки ввода новых объектов будут сдвинуты, а проекты, находившиеся в «бумажной» стадии, будут отложены на один-два года, уверен руководитель группы оценки рисков устойчивого развития АКРА Владимир Горчаков. Однако он считает, что прирост мощностей ВИЭ и прирост выработки от них в горизонте двух-трех лет возобновится. Также есть ряд компаний, российских и с китайским участием, которые не отказались от работы с Россией, говорит господин Горчаков.

По данным Ассоциации развития возобновляемой энергетики (АРВЭ), в 2021 году доля ВИЭ-генерации (в рамках ДПМ ВИЭ) в общем объеме энергопотребления Единой энергетической системы России составила около 0,5%. На конец марта 2022 года совокупная установленная мощность объектов ВИЭ-генерации (включая оптовый, розничные рынки, изолированные энергосистемы) превысила 5,3 ГВт, что составляет около 2,1% общей мощности энергосистемы РФ. В структуре установленной мощности ВИЭ лидируют ветроэлектростанции (ВЭС) — около 2,05 ГВт, солнечные электростанции (СЭС) — 1,98 ГВт и малые гидроэлектростанции (мГЭС, мощностью до 50 МВт) — 1,22 ГВт.

Перспективы ДПМ ВИЭ может осложнить инициатива по сдерживанию оптовых цен на электроэнергию, продолжает господин Ковалев. Правительство рассмотрит комплекс мер регулирования цен, в том числе снижение надбавок в тарифной составляющей. Доля ВИЭ в энергобалансе РФ по-прежнему очень мала, и ими могут с легкостью пожертвовать в целях стабилизации финансовой нагрузки на промышленность, считает господин Ковалев. «В связи со всем этим нужно констатировать, что частичная смена приоритетов не в пользу ВИЭ и экологии действительно возможна, особенно в ближайшие несколько лет. Сейчас перед отечественной экономикой стоят куда более насущные проблемы, и ESG-инициативы, вероятно, придется отложить»,— говорит он.

Выбросы остаются
Не должны сильно пострадать и крупные госинициативы по снижению вредных выбросов, среди которых — эксперимент на Сахалине, в рамках которого в регионе планирует достичь углеродной нейтральности к 2025 году, и проект по сокращению вредных выбросов в 12 крупнейших городах страны. Правда, в середине февраля 2022 года старт Сахалинского эксперимента был перенесен с 1 марта на 1 сентября 2022 года, напоминает господин Горчаков. Не исключено, что промежуточные цели также будут сдвинуты, в том числе по причине отсутствия финансирования, считает он. Артем Тузов полагает, что эти проект будут успешно развиваться, поскольку отвечают национальным интересам. «"Зеленая" повестка никуда не ушла. Возможно, сейчас страны сконцентрированы на СВО, но в будущем нужна мирная повестка, и ESG ей соответствует»,— подчеркивает он.

Что же касается глобальной цели государства по сокращению парниковых выбросов и достижению углеродной нейтральности к 2060 году, то пока говорить о смене курса слишком рано, считают эксперты. «Загадывать сейчас на 2060 год было бы самоуверенно. В ближайшие два-три года программа парниковых выбросов меняться не будет. А вот когда ситуация с санкциями устаканится, придет черед заняться и сокращением парниковых газов»,— полагает господин Тузов.

О смене приоритетов можно говорить лишь на ближайшее время, один-два года, а в дальнейшем проекты по переходу на «зеленую» энергетику продолжат осуществляться по плану, добавляет господин Чернов.

По словам господина Горчакова, стратегия достижения углеродной нейтральности до 2060 года будет развиваться, но в то же время ее промежуточные цели уже скорректированы в сторону удлинения сроков проекта. Остаются актуальными проекты карбоновых полигонов, которые реализует ряд научных организаций, совместно с государством и компаниями. «Климатический эксперимент на Сахалине также в настоящий момент отодвигается. В то же время практически все рассматриваемые проекты на этапе практического внедрения требуют использования импортного оборудования, поставки которого в настоящий момент затруднены. Это будет влиять на сроки реализации проектов, а также может привести к отказу от проектов, полностью зависящих от импортного оборудования»,— говорит господин Горчаков.

До недавнего времени «зеленая» повестка в России формировалась под влиянием требований европейских регуляторов и необходимости достижения отечественными производителями определенных экологических норм для продолжения работы на европейских рынках. В текущих же условиях необходимы иные, внутренние, стимулы для развития экологической инициативы, считает господин Пискунов.

Что касается России в международном углеродном регулировании, то в текущем году эта повестка для нашей страны не будет иметь особого значения, уверен господин Чернов. Пока непонятно, как будет развиваться и международная торговля квотами на выбросы, так как из-за ограничений на экспорт российского газа многие страны ЕС будут вынуждены перейти на увеличение объемов использования угля, говорит он.

По словам господина Тузова, несмотря на то, что международное сотрудничество с Россией частично прервано, торговля квотами будет осуществляться. Например, на фоне санкций ожидается падение ВВП, а значит, уменьшение парниковых выбросов, и эту квоту можно будет продать Китаю или Индии.

«На мировых рынках торговля квотами продолжит развиваться, текущий кризис скажется только на стоимости самих квот. Мы ожидаем кратковременного замедления процесса унификации рынков и стандартов, но в среднесрочной перспективе процесс возобновится»,— высказывается господин Горчаков. В России, очевидно, будет отложен запуск внутренней национальной системы торговли квотами, частично будут скорректированы планы по обязательной отчетности по выбросам парниковых газов, однако для крупных «эмиттеров» (выбросы парниковых газов массой эквивалентной 150 и более тыс. тонн углекислого газа) ничего не изменится, рассуждает эксперт.

Между экологией и выживанием
Свои ESG-повестки корректирует в настоящее время и частный бизнес. Владимир Чернов считает, что в текущем году компании сократят расходы на реализацию таких проектов. И дело не только в экономической составляющей вопроса, но и в технологической. Некоторые ESG-технологии сейчас стали недоступны. В первую очередь сокращение расходов коснется небольших компаний, так как крупные используют ESG-рейтинги для кредитования, добавляет господин Чернов. Но с учетом закрытия рынков иностранного капитала для российских компаний они тоже могут значительно сократить расходы на ESG-инициативы.

По словам господина Горчакова, ESG-инициативы придется отложить — как по причине недоступности технологий и финансирования, так и за счет того, что государство объявило о целом ряде послаблений в части ужесточения экологических критериев. Однако для ряда компаний повестка останется актуальной — прежде всего для компаний крупного бизнеса, которые уже давно интегрировали ESG-принципы в свою повестку, уверен эксперт.

«Проблема адаптации к изменению климата и необходимость сократить углеродный след никуда не уходят, мы продолжаем работать над достижением цели обнуления выбросов парниковых газов к 2050 году. Точно так же важны инвестиции в промышленную безопасность, социальную сферу, в развитие сотрудников, так как это ключевые факторы развития нашего бизнеса. Все годы мы выстраивали работу по принципам устойчивости и не будем им изменять, чтобы сохранить интерес инвесторов к себе»,— говорит Дарья Гончарова, директор по устойчивому развитию золотодобывающей компании «Полиметалл». По ее словам, очень важно, как компания отвечает на вызовы и какие меры принимает. Если нет диалога с заинтересованными сторонами и нет внутренних систем контроля, высока вероятность, что «нефинансовые» риски в какой-то момент станут вполне осязаемыми финансовыми и производственными проблемами.

«Разумеется, если выбирать между экологией и выживанием, на первом месте окажется выживание. И если санкции заставят, то инвестиции будут сокращаться именно в "зеленые" проекты. Но пока ситуация иная. "Зеленые" и ESG-облигации и кредиты, полученные и выпущенные компаниями, имели целевое назначение, поэтому инвестиции будут продолжаться, а проекты — реализовываться»,— заключает Артем Тузов.

Коммерсантъ

Версия для печати

Ранее

24.06.2022 09:00Между правами инвесторов и инвестициями

22.06.2022 19:00Эксперты призвали разработать российские стандарты учета выбросов СО2

22.06.2022 09:00Госдума ужесточает требования к охране объектов ТЭК

Госдума приняла закон, ужесточающий требования к охране объектов ТЭК

20.06.2022 10:24Для моратория подготовили поправки. Что нужно изменить в постановлении правительства

17.06.2022 10:00Минэнерго выступило за создание третьей ценовой зоны энергорынка РФ


Контакты

123007, Москва, Хорошевское шоссе, д.32А, Бизнес-центр «Солид-Кама»