Скорость изменений, происходящих в настоящее время в экономике РФ в целом и в электроэнергетике в частности, значительно увеличилась, что, безусловно, отражается на регулировании.

При этом одной из важнейших задач профильного ведомства является поиск и соблюдение баланса интересов участников отрасли, что на практике оказывается не всегда просто.

Важно общественное благо
«Электроэнергетика — важнейшая обеспечивающая отрасль. Наша основная задача — создать необходимые ресурсы для развития экономики, в том числе для предприятий, которые ее подталкивают к развитию, а именно для крупного промышленного, малого, среднего бизнеса и попытаться найти баланс», — отметил заместитель министра энергетики РФ Павел Сниккарс на конференции «Энергия для потребителей: вызовы, ресурсы, стратегии», приуроченной к 15-летию Ассоциации «Сообщество потребителей энергии», 7 сентября 2023 года.

Пандемия коронавируса, по его словам, показала, как быстро меняется структура потребления в сфере электроэнергетики, как сильно может просесть промышленное потребление и увеличиться потребление физических лиц.

«С учетом тех решений, которые есть внутри нашей экономики, а перекрестное субсидирование и порядок ценообразования — это базовые принципы экономики, мы увидели, как изменение структуры потребления влияет на отрасль, электроэнергетику и на ряд потребителей. Многие были удивлены ценовыми сигналами и их последствиями. Нас же сложившаяся ситуация подтолкнула к быстрым решениям, связанным, например, с порядком определения мощности на оптовом рынке», — уточнил замминистра.

Кроме того, он признался, что, по его личному мнению, в самом начале формирования рынка принципы рыночной экономики по самостоятельности имели определенную инновационность в части большого, четкого восприятия общественного блага от изменения рынка. Сейчас же, и это ни для кого не секрет, для многих предприятий на первый план выходят их коммерческие интересы, и регулятору достаточно тяжело найти это общественное благо, которое всех чуть-чуть не устраивает. Здесь как раз встает вопрос достижения баланса интересов.

Еще одна проблема связана с развитием электроэнергетики.

«Наша тотальная игра в экономику, а экономика — это тоже игра, теория вероятности, математическая статистика, с точки зрения инвестиционных ресурсов в электроэнергетике привела к тому состоянию, в котором мы сейчас находимся и испытываем определенные сложности, они проявляются в конкретных режимах работы энергосистемы.

Сегодня строительство генерации представляет собой достаточно длинный инвестиционный цикл, и для того чтобы формировать правильные объемы, необходимо учитывать все инвестиционные проекты, в том числе и те, которые находятся в стадии проработки без конкретных договоров на технологическое присоединение, — говорит Павел Сниккарс. — Возникает вопрос: нужен ли такой резерв, ведь строительство генерации и ее ввод без соответствующего появления новых мощностей потребителей приведет однозначно к увеличенной удельной оплате на один киловатт-час, на один киловатт мощности всех потребителей, а это вызывает бурю негативных эмоций со стороны потребителей, которые заявят, что не должны платить за чужие ошибки.

Опять встает вопрос общественного блага. Когда мы формируем программы развития в рамках общественного обсуждения и формируем спрос, у нас есть четкие прецеденты, когда мы слышим обещания о запуске какого-то энергообъекта, а потом этого не происходит ввиду ряда причин: изменения цен, перенесения сроков, введения санкций, невозможности расчетов и так далее.

На сегодняшний момент для нас это серьезный вызов. Необходим большой объем инвестиций. При этом есть вопросы с поиском источников, их концентрацией. Невозможно остановить инвестпроекты внутри развития магистральных сетей, страна большая, есть нужды, и концентрация в одном направлении не должна приводить к ухудшению качества энергоснабжения потребителей».


(Не) совершенный рынок
Электропотребление в России действительно растет. В январе 2023 года был зафиксирован исторический максимум 163,52 ГВт, что на 10 ГВт больше советского максимума, сообщил председатель правления АО «СО ЕЭС» Федор Опадчий. При этом не исключено, что в 2023 году будут достигнуты новые рекорды.

«В РФ самая большая энергосистема по территории, и апеллирование общими цифрами может привести к неправильным выводам, поскольку экономика развивается неравномерно. Динамика потребления по стране разная, есть явные лидеры, а есть территории, где нужно срочно принимать решения по развитию энергосистемы, — заявил эксперт. — Там, где есть запасы, это хорошо, есть динамический эффект как минимум со стороны энергетики, там, где их нет, надо создавать условия, чтобы нагрузку нивелировать».

Отдельного внимания заслуживают крупные проекты до 2029 года. Федор Опадчий напомнил, что по новой системе планирования применялась в том числе методология прогнозирования потребления, сейчас она очень консервативная, поскольку в ее базу положены выданные технические условия, заключенные договоры.

Ситуация на оптовом рынке электроэнергии и мощности сильно отличается от того, что происходит на розничном рынке, заметила председатель Наблюдательного совета Ассоциации «Совет производителей энергии» Александра Панина.

На первый взгляд, ОРЭМ обладает рядом признаков рынка с «совершенной конкуренцией» — таких, как единство правил для всех участников, отсутствие входных и выходных барьеров, ограничений на количество участников, свободные цены, отсутствие давления, принуждения со стороны одних участников по отношению к другим, однородность представленных товаров на рынке.

Вместе с тем, отличительными особенностями ОРЭМа являются высокий уровень административного государственного регулирования, высокая степень централизованности процессов торговли — от условий договора до сроков оплаты, контрагентом поставщиков и потребителей являются организации инфраструктуры, финансовый результат продавца и покупателя не зависит от двусторонних отношений, загрузка генерирующих мощностей определяется Системным оператором, при этом предельный уровень цен на рынке мощности устанавливается государством.

«Вместе с тем, на оптовом рынке мало пространства для индивидуального отношения — «поставщик — клиент». Даже само слово «клиент» у нас не употребляется, вместе него — потребитель», — заострила внимание Александра Панина.

Отдельный вопрос касается нахождения общего знаменателя между интересами потребителей и генераторов. Первых сегодня волнуют высокие цены, избытки мощности, неэффективные станции, нерыночные надбавки. С течением времени роль потребителей в энергосистеме усиливается, они все чаще смотрят в сторону собственной генерации, предпочитают индивидуальный подход, для них важна надежность электроснабжения. Генераторы же думают о сохранении необходимой валовой выручки, росте условно-постоянных затрат, возврате инвестиций, проведении ремонтов, технического перевооружения и реконструкции, замене иностранного оборудования российским, высоких условно-постоянных затрат бывших ДПМ, спросе на электроэнергию.


Не надо перекладывать нагрузку на потребителей
Баланс — ключевое слово в электроэнергетике сегодня. Оно относится в том числе к принимаемым решениям, отметил председатель правления Ассоциации «НП “Совет рынка”» Максим Быстров.

При этом он полагает, что одной из задач на ближайшую перспективу является усиление роли потребителей в электроэнергетике — они должны активно воздействовать на ценовую ситуацию на оптовом рынке. Уже с 2024 года может заработать целевая модель рынка по оказанию услуг по управлению изменением режима потребления электроэнергии, что позволит уменьшать стоимость электроэнергии для потребителей ценовых зон. Принятие соответствующего законопроекта ожидается в осеннюю сессию.

«В 2022 году при проведении конкурентного отбора ценовых заявок на сутки вперед указанный механизм применялся 55 раз. Суммарный эффект снижения стоимости покупки электроэнергии для потребителей оптового рынка составил около 1 миллиарда 750 миллионов рублей», — уточнил Максим Быстров.

Серьезной проблемой, по его мнению, является решение конкретных нерыночных задач за счет потребителей. Выход есть — нужно минимизировать разного рода нерыночные надбавки и, тем самым, перестать перекладывать на потребителей нагрузку по финансированию проектов, которые, откровенно говоря, не имеют отношения к развитию рынков.

В условиях динамичных изменений, происходящих в мире, участникам энергетической отрасли недостает… стабильности. Понятно, что принимаемые законы и постановления правительства призваны в какой-то степени облегчить или разъяснить отдельные аспекты деятельности в энергетике, но если бы после утверждения эти документы не менялись бы пять, а то и десять лет, пошло бы только в плюс.

«В текущей ситуации мы бы хотели попросить у Министерства энергетики максимально большей стабильности, предсказуемости, последовательности и долгосрочности», — заявил генеральный директор ООО «РУСЭНЕРГОСБЫТ» Михаил Андронов.


Клиентоориентированность не должна быть в ущерб энергетикам
Проблематику клиентоориентированности поднял заместитель генерального директора по инвестициям и капитальному строительству, ПАО «ФСК — Россети» Алексей Мольский. Он отметил, что о клиентоориентированности говорится достаточно много, но вопрос в том, что реально подразумевается под этим понятием? Клиентоориентированность в ущерб своей компании, в ущерб чему-то другому? Или клиентоориентированность, которая защищает интересы общего рынка электроэнергии?

Яркий пример клиентоориентированности — ситуация с технологическим присоединением. В 2009 году ставка на подключение объектов до 15 кВт для льготных категорий граждан была на уровне 550 рублей.

«Зачастую потребители хотят, чтобы услуги, оказываемые энергетиками, были надежными, цифровыми и очень дешевыми. При этом уже много лет у нас один KPI на ввода, то есть сначала утверждается инвестпрограмма, в каком году какой объект должен быть введен, — говорит Алексей Мольский. — Постановление Правительства РФ №861, в котором, по сути, описывается взаимодействие энергетиков с клиентами, содержит важный пункт о том, что присоединение нового потребителя не должно навредить существующим.

Он читается в логике технических параметров, то есть присоединение новое не должно ухудшить качество и объем потребления рядом сидящего потребителя.

У нас был пример в Сочи, когда началась «бесплатность» техприсоединения. Мы присоединили 56 ГВт льготных потребителей, а потребляется всего 12 ГВт. И сети вложили 260 миллиардов. Конечно, когда мы считали экономику, то предполагали, что будет потребляться 56 ГВт, а по факту потребление вышло ниже, что автоматически привело к перерасчету тарифной ставки и дополнительной нагрузке из-за недобора мощности».

Энергетика и промышленность России

Версия для печати

Ранее

24.04.2024 06:58Минэнерго предложило в отборе энергомощности на 2027 год учесть рост цен

19.04.2024 17:38Председателем Набсовета Ассоциации «Совет производителей энергии» переизбрана Александра Панина

18.04.2024 11:28Необходимо учесть в параметрах КОМ и КОММОД увеличение расходов на ремонты и модернизацию

12.04.2024 18:00Ассоциация «Совет производителей энергии» приняла участие в практическом семинаре в сфере тарифного регулирования ФАС

03.04.2024 14:57В Совете Федерации обсудили вопросы регуляторных соглашений в инфраструктурных отраслях экономики